PolitForum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PolitForum » История России XIX век » Сказки


Сказки

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Миф о "русском" народе был бы не состоятелен если бы не состоялся как поэт Пушкин. Поэт перевравший иранские сказки и сказки братьев Гримм на новый, "русский" манер.

0

2

Крайне сложно придумать историю народа, у которого даже нет собственного эпоса. Точнее, как бы это сказать правильнее: Никак невозможно доказать московский миф о нации «русские», тысячелетней истории Третьего Рима, без того, чтобы подложить под него базис - фундамент, которым во всем мире выступают народные легенды и сказки.

0

3

Немного истории…

Отправной точкой, началом Московии можно и нужно называть 1439 год. Именно в этом году московский самозванец Василий Темный навсегда увел свою страну во власть Тьмы Невежества и Мракобесия, отказавшись идти по единому пути со всем христианским миром.

Василий не просто сошел с пути прогресса, но и положил начало строительству нового мифа: идеологии «Москвы - Третьего Рима» - царства истинно правоверно верующих – «руських», которых через 200 лет переименовали в «православных».

Миф о «Моске» - граде мечети, но при этом, как бы удивительным это не казалось, граде  оплоте и христианского мира «Третьего Рима», изначально положили на трактование ветхозаветных пророчеств Иезекииля созданные монахом Филофеем о Третьем Ромейском царстве, которое воплотилось в Моске  - Москве. Надо отметить, что Филофеем движили отнюдь не дурные намерения, он то как раз пытался своим трудом остановить кровопролитие устроенное московским деспотом Иваном III. Он был уверен, что своим трактованием он мог остановить московского сатрапа, мотивировав его тем, что он должен не уничтожать христиан, а стать их защитником. И надо сказать, с определенной стороны Филофей достиг успеха, его доктрина стала основой идеологии «Москва – Третий Рим», цель которой - мировое господство.

Идеей Филофея пронизана вся сущность политики Москвы, но, надо признать, в своем современном виде она предстала пред нами, лишь по окончанию войны прозванной «Отечественной». Лишь тогда ее с особым смыслом начали активно модифицировать и укреплять. Вот только, как, оказалось, укреплять то было практически нечего.

Московия в XIX так и не заговорила на едином языке. Тюркские слова и обороты все еще доминировали в обиходе у простых московитов, над украинскими - руськими словами; ставшими основой государственного новодела - русского языка.

Новодел, имперский московский-третьеромейско-русский язык надобно было легализовать, систематизировать и популяризировать. А как его можно было популяризировать среди масс, если не было главного понятного им инструмента популяризации - сказок, да и вообще сколько-нибудь стоящей развлекательной литературы - беллетристики.

Именно с целью укрепить миф о древнем «русском» народе и была запущена государственная программа стимулирования создания литературных произведений на все еще не популярном русском языке. Особое внимание, в которой уделялось сказкам. В особенности сказкам, записанным не в прозе, а в поэзии, во многом потому как такая форма лучше запоминалась и распространялась.

Одним из самых значимых фигур на данном поприще стал великий московский поэт, не малой частью татарин - Александр Сергеевич Пушкин.

В своей статье «О ничтожестве литературы русской«, датируемой 1834 годом, полностью подтверждая мои слова, Пушкин писал:

«Духовенство, пощаженное удивительной сметливостию татар, одно — в течение двух мрачных столетий — питало бледные искры византийской образованности. В безмолвии монастырей иноки вели свою беспрерывную летопись. Архиереи в посланиях своих беседовали с князьями и боярами, утешая сердца в тяжкие времена искушений и безнадежности. Но внутренняя жизнь порабощенного народа не развивалась. Татаре не походили на мавров. Они, завоевав Россию, не подарили ей ни алгебры, ни Аристотеля. Свержение ига, споры великокняжества с уделами, единовластия с вольностями городов, самодержавия с боярством и завоевания с народной самобытностью не благоприятствовали свободному развитию просвещения. Европа наводнена была неимоверным множеством поэм, легенд, сатир, романсов, мистерий и проч., но старинные наши архивы и вивлиофики, кроме летописей, не представляют почти никакой пищи любопытству изыскателей. Несколько сказок и песен, беспрестанно поновляемых изустным преданием, сохранили полуизглаженные черты народности, и «Слово о полку Игореве» (в котором насчитали минимум 45 тюркизмов) возвышается уединенным памятником в пустыне нашей древней словесности».

0

4

Если забыть, что руськая древняя словесность, суть есть - украинская, и что татарское иго, тоже большой московский миф, то, что остается в сухом остатке?

Живая, органичная культура все той же Руси Украины, имела хоть единицами, представленные литературные исходники. Московия же была немой. Не существовало никакого эпоса, ни былин, ни сказок, сказаний.

Именно их и необходимо было срочно создать Пушкину!

0

5

Какими были «русские» сказки до Пушкина

Собственно, чтобы совсем на пустое место пришел Пушкин, так нет. Машина московской пропаганды на тот момент уже напечатала, или точнее сказать переврала, ряд чужестранных эпосов на свой лад. Одним из таких эпосов можно считать произведение «Сказка о доблестном рыцаре Бове Гвидоновиче«, появившееся на Московии в XVI веке. Как свидетельствует Википедия:

«Повесть является аналогом средневекового французского романа о подвигах рыцаря Бово д’Антона, известного так же с XVI века в лубочных итальянских изданиях поэтических и прозаических произведений. Старейший вариант французского романа, дошедший до наших дней — «Бэв из Антона«, датируемый первой половиной XIII века, написан на англо-нормандском диалекте».

Вот небольшой отрывок, описывающий сюжетную линию произведения:

«Сказка о доблестном рыцаре Бове Гвидоновиче, который, бежав из дому от злой матери Милитрисы Кирбитьевны и отчима короля Додона, попадает к королю Зензивию Андроновичу и влюбляется в дочь его Дружевну. В честь её он совершает чудеса храбрости, побеждает один целые рати претендентов на руку Дружевны — королей Маркобруна и Лукопера Салтановича».

Примечательно, что имена, используемые в данном произведении, изданном на итальянском, в последствии активно использовались Пушкиным.

Бова соответствует итал. Buova, Гвидон — дюку Guido d’Antoni, дядька Бовы Симбальда — Sinebaldo, Додон — Duodo di Maganza, Дружевна — Drusiniana.

Что еще очень важно, хотя это уводит в сторону наше расследование. Основная нить повествования в обязательном порядке проходит через тему религии, постоянно указывая на правоверие (православие) главного героя, что во многом заимствовано из легенды о мучениях Святого Георгия.

Легенда про

Следующим не менее важным произведением относимого к «русским» сказкам считается «Сказка о Еруслане Лазаревиче«.

Не будем далеко ходить и обратимся ко все той же Википедии для получения интересующей нас информации:

«Имя Еруслана Лазаревича и некоторые сюжеты (поиски богатырского коня Араша — ср. Рахш, бой Еруслана с сыном) восходят к иранскому эпосу о Рустаме («Шахнамэ«). Мотивы иранского эпоса были заимствованы при тюркском посредстве: Арслан он же Руслан («лев») — тюркское прозвище Рустама, отец Еруслана Залазар — отец Рустама Заль-зар».

Другими словами, мы видим два ярких примера заимствования эпосов Запада и Востока, переписанных с одной лишь целью - укрепить будущий миф о едином «русском» народе.

Легенда про

Вклад Пушкина в доказательство мифа

Роль Пушкина в становлении России достаточно скромна, он рассматривается всего лишь как основоположник современного русского литературного языка.

Что способствовало выбору такого направления?

Во многом деятельность самодержавия, направленная на поиск и становление национальной идеи России, которую и сегодня никак не могут сформулировать на государственном официальном уровне.

Тем не менее, пропагандистский лозунг времен Пушкина, лучше всего сформулировал граф Уваров, и звучал он так: »Самодержавие, православие, народность».

0

6

мальва написал(а):

Крайне сложно придумать историю народа, у которого даже нет собственного эпоса. Точнее, как бы это сказать правильнее: Никак невозможно доказать московский миф о нации «русские», тысячелетней истории Третьего Рима, без того, чтобы подложить под него базис - фундамент, которым во всем мире выступают народные легенды и сказки.


Легенды и Мифы Великой Укрии

Пантеон укрских богов
Часть 1
Темные боги

Пуу-Тин – верховное божество укров, грозное, всемогущее и непредсказуемое.
Согласно поверью, от воли Пуу-Тин зависит абсолютно все в мире, от погоды до количества волос на голове каждого укра. Наводнение, неурожай, пожар, война и даже если просто кошка бросает новорожденных котят – все это Пуу-Тин.
По легенде Пуу-Тин живет далеко на Восходе, в страшном замке Каре-Ма-Алин, башни которого увенчаны звездами, алыми от крови убитых укров. Трон его сложен из человеческих костей, а у ног покоится гигантский медведь, способный пожрать солнце и луну. Бесчисленные орды могучих и безжалостных Зеленых Демонов прислуживают этому грозному божеству, и даже кошмарных духов преисподней Ноох-чи, одним видом своим повергающих любого смертного в ужас, сумел он подчинить своей воле. В мрачном царстве Пуу-Тин хранится волшебная труба, дарующая огонь. И горе тому, кто прогневит грозного бога: ждет его холодная и голодная зима без огня и света.

Это могущественное божество внушает смертным такой ужас, что даже по имени его называть нельзя, дабы не накликать беды. Два десятка метафорических имен и прозвищ, придуманных древними украми для Пуу-Тин, составляют основу современной укрской словесной культуры. На их основе сложены сотни пословиц, песен и заклинаний.

Чтобы задобрить Пуу-Тин шаманы племени несколько раз в год устраивают на священном Майдане торжественные обряды с разжиганием костров (дабы не иссякала Волшебная Труба, дарующая огонь), с ритуальными плясками и скачками, с коллективным чтением заклинаний и исполнением гимнов, посвященных Пуу-Тин.

Отредактировано Alekc1214 (2018-07-03 23:42:49)

0

7

По сути это была расшифровка имперского флага России, где:

В основе: АкХан – Белый Царь
Над ним: Золотом идет Жизнь – Бог
И заканчивает описание «русского мира» лежащий на окраине его мифический «русский» народ.
При этом, надо отметить, что цвета имперского флага России это своего рода калька цветов рода Палеологов – последних императоров Византии, родство с которыми приписывают себе московские самозванцы.

Но вернемся к Пушкину!

Так вот, на становление мифа о той самой «единой народности» и была направленна деятельность не только великого поэта, но и многих других, писателей, историков и других баснописцев. Во многом измышлявших новый сказочный мир, откровенно смешивая исконно московский - тюркский эпос и историю, с историей и эпосом Руси.

Компиляцией тюркских народных сказаний и эпосов с сказаниями Руси, обильно добавляя в них сюжетные линии братьев Гримм и других популярных европейских сказок и занялся Пушкин. Благодаря которому, во многом и возник миф о «русской» народности.

Бова (1814-1815)

Первое свое произведение, не получившее широкой огласки, Пушкин написал по мотивам вышеупомянутой «русской» сказки, основой для которой, как вы помните, послужил французский рыцарский роман.

Из популярной тогда на Московии сказки Пушкин взял в своего «Бову» имена. Самого Бовы, а также Дадона, Милитрисы и Полкана. Но вот с сюжетной линией он несколько запутался, пытаясь внести в нее просто неподъемное количество аллегорий. Почему, скорее всего, свою сказку он так и не закончил.

Вот один из отрывков, в которых Пушкин пытался сделать прообразом Додона - императора Франции, Наполеона.

«Вы слыхали, люди добрые,
О царе, что двадцать целых лет
Не снимал с себя оружия,
Не слезал с коня ретивого,
Всюду пролетал с победою,
Мир крещеный потопил в крови,
Не щадил и некрещеного,
И в ничтожество низверженный
Александром, грозным ангелом,
Жизнь проводит в унижении
И, забытый всеми, кличется
Ныне Эльбы императором:
Вот таков-то был и царь Дадон»...

Легенда про

Руслан и Людмила (1818-1820)

Сюжет первой большой сказки написанной Пушкиным куда более замысловат, осмысленнен и идеологичен.

Сказка называется Руслан и Людмила. Руслан - популярное тюркское имя, означающее «Лев», используется Пушкиным, по ряду причин:

во-первых оно было созвучно с Русью
во-вторых выступало как некий мостик к тюркским корням Московии
С Людмилой все куда сложнее. Вроде бы как славянское имя, на самом деле впервые было использовано поэтом Василием Жуковским. Им он назвали одну из своих баллад, которую написал в 1808 году.

С первых строк Пушкин отправляет читателя в сказочный мир придуманной им Руси. Руси, в которой он нашел место и Лукоморью - мифической прародине угров, одной из национальностей издревле населяющий Московию.

Пушкин не просто создает новый «русский» мир, но и, не особенно стесняясь, населяет его персонажами всех слышимых им сказок: французских, украинских, финских, тюркских, как бы заведомо готовя для себя план работ по имплементации мифа. Тут вам и кельтско-руський дуб и финская Баба Яга и тюркский Кощей.

Легенда про

Сказка, придуманная Пушкиным во многом является романтизацией »Истории государства Российского» другого не менее значимого строителя Третьего Рима, тоже татарина -Карамзина.

«С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал;
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана»…

За столом с Русланом сидят три его соперника, претендента на руку Людмилы:

«Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей;
Другой — Фарлаф, крикун надменный,
В пирах никем не побежденный,
Но воин скромный средь мечей;
Последний, полный страстной думы,
Младой хазарский хан Ратмир»…

Я не могу не отметить, что сюжет пушкинской сказки в чем-то перекликается с легендой о выборе вероисповедания киевским князем Владимиром:

Руслан (Пушки выдает это имя за исконно «русское») - это вера руськая
Фарлаф (Шведское имя, встречается у одного из дружинников Олега) - представляет Рим
Рогдай - ислам.
Хазарский князь с единственно типичным славянским именем Ратмир (опять же к вопросу о перемешивании понятий) - иудаизм.
Князь, понятно, отдает предпочтение вере руськой, но вот только к Руслану невеста не доходит. Колдун Черномор (словно джинн из «Тысячи и одной ночи»,) которого можно легко ассоциировать с Батыем, берет веру руськую в полон, откуда и идет вызволять ее Руслан.

С этой точки зрения, дальнейшая история приобретает вообще очень интересные очертания, хотя в ней все равно прослеживается явное переплетение сюжетных линий:

вышеупомянутой «Тысячи и одной ночи»
западных рыцарских романов и новелл, с их похищенными принцессами и рыцарями в сияющих доспехах, убивающих змия
сказки про Еруслана Лазаревича, которая, безусловно, стала основой для литературных изысканий Пушкина.
Легенда про

Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди (1831)

Имена царя Салтана, или же говоря попросту – Султана, и Гвидона – Гвидо, уже использовалось московским баснописцами в перевирании французской сказке о Бове Гвидоновиче, к которой был неравнодушен Пушкин.

Другое дело название тюркского воина – «барыра», превращение которого с легкой руки Пушкина в «русского» богатыря стало просто таки шедевральным. Пушкин используя весь свой арсенал возможностей вплел данный тюркизм в канву «русского» эпоса настолько органично, что оно просто стало неотделимым от него.

Что же касается самой сюжетной линии, то в конце 50-х годов участник Хорезмской археолого-этнографической экспедиции АН СССР Г. П. Снесарев описал тюркскую легенду, по сюжетной линии практически не отличавшуюся от пушкинской «Сказке о царе Салтане».

В этой тюркской легенде имеются и мотивы коварства старших жен царя, и подмены мальчика щенком, а девочки — кошкой, и изгнания царем своей младшей жены, и разоблачения клеветы, и выросшим сыном царя, и изгнание старших жен.

0

8

Лее-Нин – древнее полузабытое божество, демиург, отец Пуу-Тин.
У древнего народа соо-вок, от которого по некоторым данным произошли укры и 14 других племен, Лее-Нин почитался как верховное божество, творец вселенной и податель всяческих благ. Недаром его идолы до сих пор во множестве сохранились на землях, занимаемых украми и другими потомками некогда могущественной высокоразвитой цивилизации соо-вок. Однако со временем представления об этом божестве по невыясненной причине сменились на прямо противоположные: нынешние укрские шаманы считают Лее-Нин злым духом, мечтающим искоренить укрский народ. Несмотря на то, что в современном пантеоне он занимает всего лишь второе место после своего сына Пуу-Тин, простые укры испытывают перед ним не меньший трепет. Считается, что частицы силы Лее-Нин заключены в идолах, поэтому он всегда незримо присутствует на земле. По одному из поверий, чтобы избавиться от вечного страха, нужно разрушить их все, чем укры и занимаются с завидным упорством. По другой легенде, когда падет последний каменный Лее-Нин, этот грозный бог, напротив, вернется в мир и покарает нечестивых.
Интересно, что отрицание Лее-нин и его культа создало серьезный логический разрыв во всей мифологической системе укров. В их легендариуме отсутствует история сотворения мира, а о происхождении самого племени шаманы говорят, что укры произошли от древних укров, которые в свою очередь появились сами собой из ниоткуда.
Любопытно, что отрицание мифа о создании вселенной Лее-Нин не мешает украм считать исконно своими земли, по легенде подаренные этим божеством Предкам племени, в то время еще входившим в цивилизацию соо-вок. Древние святилища, мельницы и кузни, построенные во славу Лее-Нин, укры также считают своими, хотя используют лишь малую их часть ввиду утраты необходимых для этого знаний.

0

9

Стаа-Лин – еще один сын Лее-Нин, о котором сохранилось крайне мало информации. В цивилизации соо-вок он почитался как бог ремесел, научившим людей строить кузни и мельницы, а также делать оружие и добывать огонь при помощи волшебной трубы. Ему же приписывались функции покровителя воинского искусства, даровавшего соо-вок победы над соседними воинственными народами, и он же по некоторым данным следил за гармонией в мире и вершил правосудие, подчас весьма жестоко. Иными словами, очевидно, что функционал этого божества в поверьях древнего народа был весьма разнообразен, и несомненно, Стаа-Лин пользовался немалым уважением.
В поверьях современных укров образ его значительно упрощен. По невыясненной пока причине в какой-то момент именем Стаа-лин стали обозначать различные трагические события, которым шаманы племени, ввиду утраты большей части научных знаний, унаследованных от соо-вок, не могли дать разумного объяснения, как то холодная зима или неурожай.
Одно из прозвищ Стаа-Лин – Голодоморец.

0

10

Alekc1214 написал(а):

Лее-Нин – древнее полузабытое божество, демиург, отец Пуу-Тин.
У древнего народа соо-вок, от которого по некоторым данным произошли укры и 14 других племен, Лее-Нин почитался как верховное божество, творец вселенной и податель всяческих благ. Недаром его идолы до сих пор во множестве сохранились на землях, занимаемых украми и другими потомками некогда могущественной высокоразвитой цивилизации соо-вок. Однако со временем представления об этом божестве по невыясненной причине сменились на прямо противоположные: нынешние укрские шаманы считают Лее-Нин злым духом, мечтающим искоренить укрский народ. Несмотря на то, что в современном пантеоне он занимает всего лишь второе место после своего сына Пуу-Тин, простые укры испытывают перед ним не меньший трепет. Считается, что частицы силы Лее-Нин заключены в идолах, поэтому он всегда незримо присутствует на земле. По одному из поверий, чтобы избавиться от вечного страха, нужно разрушить их все, чем укры и занимаются с завидным упорством. По другой легенде, когда падет последний каменный Лее-Нин, этот грозный бог, напротив, вернется в мир и покарает нечестивых.
Интересно, что отрицание Лее-нин и его культа создало серьезный логический разрыв во всей мифологической системе укров. В их легендариуме отсутствует история сотворения мира, а о происхождении самого племени шаманы говорят, что укры произошли от древних укров, которые в свою очередь появились сами собой из ниоткуда.
Любопытно, что отрицание мифа о создании вселенной Лее-Нин не мешает украм считать исконно своими земли, по легенде подаренные этим божеством Предкам племени, в то время еще входившим в цивилизацию соо-вок. Древние святилища, мельницы и кузни, построенные во славу Лее-Нин, укры также считают своими, хотя используют лишь малую их часть ввиду утраты необходимых для этого знаний.

Не нужно на ночь глядя упоминать про мумию

0

11

Гиир-Киин, Черный Стрелок – грозный бог войны на службе у Пуу-Тин.
По легенде Гиир-Киин появляется там, где собирается три и более членов племени, недовольных нынешним вождем. Увидевший Стрелка тут же проникается его воинственным духом и начинает строгать себе копье или подыскивать дубинку. Излечиться от такой одержимости невозможно, поэтому одержимых, а также их родственников, стараются немедленно уничтожить. А шаманы Священного Майдана бдительно следят за тем, чтобы члены племени не собирались по трое и более, за исключением случаев, когда их специально созывают для проведения обряда.
Как и имя Пуу-Тин, имя Черного Стрелка строжайше затабуировано.
Этот бог обладает собственной свитой из множества демонов и второразрядных мифологических существ.

Мото-Ро – один из спутников Гиир-Киин, изображается в виде злобного карлика, облаченного в доспехи.
По легенде передвигается на волшебной колеснице, неуязвимой для стрел и копий. В бою может превращаться сразу я пятьсот демонов ноох-чи.

0

12

Отдельно стоит отметить сравнение проведенные Снесаревым образов пушкинской царевны-лебеди и пари из хорезмской легенды, с помощью которой сын падишаха строит Золотой город. Снесарев без каких либо сомнений утверждает, что Царевна-Лебедь — это «русифицированный образ восточной пари».

Но это не единственное упоминание о заимствовании Пушкиным сюжетной линии в тюркских легендах.

И. М. Оранский в статье «Еще один среднеазиатский вариант «Сказки о царе Салтане» сообщает о записанной им в Гиссарской долине Таджикской ССР сказке, по сюжету и некоторым мотивам опять же ничем от пушкинской «Сказкой о царе Салтане» не отличающейся.

Н. Н. Туманович в статье «К среднеазиатским вариантам «Сказки о царе Салтане» рассказывает о другом таджикском варианте сюжета пушкинской сказки, сохранившемся в рукописном фонде Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР.

Каракалпакские фольклористы К. Аимбетов и К. Максетов высказываются о сюжетных совпадениях «Сказки о царе Салтане» А. С. Пушкина и каракалпакской народной эпической поэмы «Шарьяр».

Из всех известных науке среднеазиатских сюжетов, аналогичных сюжету пушкинской сказки, изложим для примера два: сюжет узбекской сказки «Хасан и Зухра» и каракалпакской эпической поэмы «Шарьяр».

Так в узбекской сказке «Хасан и Зухра» вкратце рассказывается о том, что:

«Шах подыскивает себе сорок первую жену - ни одна из его сорока жен не родила ему наследника. Через своего везиря он узнает, что три бедные девушки-сестры, сидя под тутовым деревом, вели беседу и мечтали о том, что бы они сделали, если бы их взял в жены царь; старшая Насиба, обещала выткать прекрасную одежду для шаха; средняя, Гульбахор - приготовить ему вкусный плов; младшая сестра, Зульфия - родить мальчика и девочку и назвать их Хасаном и Зухрой.

Узнав обо всем этом, шах сразу решил жениться на младшей из сестер. Сорок жен шаха, боясь, что в случае рождения наследника хан забудет о них и всю любовь отдаст новой, сорок первой жене, замышляют против нее заговор.

Зульфия, как и обещала, родила мальчика и девочку. Шах в это время был на охоте. Шахские жены с помощью старухи-колдуньи спрятали новорожденных в мешок, а вместо них подложили в колыбель козленка и козочку.

Старуха сказала Зульфии, что это ее дети. Молодая мать залилась горючими слезами. Жены шаха сообщили ему о рождении детей-козлят. Старуха-колдунья тем временем бросила мешок с детьми Зульфии на дорогу. Здесь их нашел и подобрал вожатый каравана, бездетный человек. Он забрал детей к себе и дал им имена Хасан и Зухра. Когда дети подросли, приемный отец рассказал им их историю.

Как-то на охоте шах, повстречавшись с вожатым каравана, тоже узнал об истории детей, найденных в пустыне. Жена вожатого обратила внимание на большое сходство шаха и Хасана и посоветовала владыке расспросить свою жену о событиях двенадцатилетней давности. Шах приказал привести Зульфию из темницы, выслушал ее рассказ и допросил остальных жен. Тайна раскрылась. Шах устроил сорокадневный пир в честь своих детей Хасана и Зухры. Все счастливы. Хасан и Зухра заботятся о тех, кто их вырастил - о караван-баши и его жене».

В узбекской сказке «Тахир и Зухра» есть эпизод с сундуком: шах, чтобы разлучить Тахира и свою дочь Зухру, приказал схватить Тахира, положить его в сундук и бросить в реку. Сундук поплыл в сторону Рума - Византии

Удивляет и сходство сюжетов древней эпической поэмы каракалпаков «Шарьяр» и пушкинской «Сказки о царе Салтане».

0

13

. . . «Хан Дарапша, несмотря на то, что девять раз был женат, не имел наследника. Разочарованный царь оставляет трон, и, облачившись в простую одежду, отправляется паломником в Мекку. Однажды ночью в поисках ночлега он заглянул в светящееся окно и, увидев там трех красавиц, невольно подслушал их разговор. Девушки пряли и мечтали: старшая о том, что если бы она стала женой хана Дарапши, то из одного кокона наткала бы груды атласа и сшила из него шатры для всего его войска; средняя говорила, что она из одного зернышка напекла бы гору лепешек для сорока тысяч воинов хана; а младшая обещала родить хану двух близнецов.

Хан женился на всех трех девушках в надежде, что кто-нибудь из них родит ему наследника. Отгремел свадебный «той». Две старшие жены не выполнили своих обещаний, чем вызвали гнев хана и были изгнаны. Младшая жена Гулынара зачала и родила близнецов: мальчика и девочку.

Хан на охоте ждал вестей о беременной жене. Девять прежних жен хана, обуреваемые завистью, с помощью старухи-колдуньи подложили Гульшаре щенка и котенка, а новорожденных близнецов бросили в пруд. Когда хан возвратился с охоты, жены сообщили ему, что Гульшара родила щенка и котенка. Разгневанный хан приказал выгнать младшую жену в степь.

Одна из рабынь - прислуг ханских жен - Шируан случайно обнаружила на дне пруда и вытащила двух малышей с отсвечивающими золотым и серебряным чубами. Но коварные жены, узнав об этом, избили ее и заставили молчать, а детей попытались умертвить с помощью мясника Кодара. Но их спас раб Караман. Детей с чудесными чубами взяли на воспитание хозяева Карамана - бездетная ханская чета из другого владения - Шасуар и Акдаулет. Сорок мудрецов предсказывают мальчику героические подвиги, девочке - мудрость и советуют назвать их Шарьяром и Анжим».

Кроме того, в «Шарьяре» и пушкинской сказке есть и отдельные совпадения. Например, Шарьяр, подобно Гвидону, скучает по отцу, по родным местам; коварная старуха расхваливает Шарьяру дочь владельца волшебного города Тахта зарин Жулдызши - Кундызшу, подобно Бабарихе, описывающей царю Салтану заморскую царевну, которая «Днем свет божий затмевает, Ночью землю освещает, Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит». Стены зданий волшебного города Тахта зарин сделаны из золота, серебра, мрамора и др. У Пушкина купцы рассказывают царю Салтану о городе с златоглавыми церквями, хрустальным дворцом, белкой, которая грызет орехи с золотой скорлупой. Имя владельца города Тахта зарин Жулдыз-хан или Жулдызша (Хан-звезда, или Звездочка), у пушкинской царевны-лебеди «во лбу звезда горит».

Вслушайтесь!

«Под косой луна блестит» («Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит»; «Под косой луна блестит, А во лбу звезда горит»). Именно луна под косой указывает на тесную связь пушкинской сказки со сказками и легендами, использованными поэтом.

Сказка о золотом петушке (1834)

0

14

Крайне сложно придумать историю народа, у которого даже нет собственного эпоса. Точнее, как бы это сказать правильнее: Никак невозможно доказать московский миф о нации «русские», тысячелетней истории Третьего Рима, без того, чтобы подложить под него базис - фундамент, которым во всем мире выступают народные легенды и сказки.

Немного истории…

Отправной точкой, началом Московии можно и нужно называть 1439 год. Именно в этом году московский самозванец Василий Темный навсегда увел свою страну во власть Тьмы Невежества и Мракобесия, отказавшись идти по единому пути со всем христианским миром.

Василий не просто сошел с пути прогресса, но и положил начало строительству нового мифа: идеологии «Москвы - Третьего Рима» - царства истинно правоверно верующих – «руських», которых через 200 лет переименовали в «православных».

Миф о «Моске» - граде мечети, но при этом, как бы удивительным это не казалось, граде  оплоте и христианского мира «Третьего Рима», изначально положили на трактование ветхозаветных пророчеств Иезекииля созданные монахом Филофеем о Третьем Ромейском царстве, которое воплотилось в Моске  - Москве. Надо отметить, что Филофеем движили отнюдь не дурные намерения, он то как раз пытался своим трудом остановить кровопролитие устроенное московским деспотом Иваном III. Он был уверен, что своим трактованием он мог остановить московского сатрапа, мотивировав его тем, что он должен не уничтожать христиан, а стать их защитником. И надо сказать, с определенной стороны Филофей достиг успеха, его доктрина стала основой идеологии «Москва – Третий Рим», цель которой - мировое господство.

Идеей Филофея пронизана вся сущность политики Москвы, но, надо признать, в своем современном виде она предстала пред нами, лишь по окончанию войны прозванной «Отечественной». Лишь тогда ее с особым смыслом начали активно модифицировать и укреплять. Вот только, как, оказалось, укреплять то было практически нечего.

Московия в XIX так и не заговорила на едином языке. Тюркские слова и обороты все еще доминировали в обиходе у простых московитов, над украинскими - руськими словами; ставшими основой государственного новодела - русского языка.

Новодел, имперский московский-третьеромейско-русский язык надобно было легализовать, систематизировать и популяризировать. А как его можно было популяризировать среди масс, если не было главного понятного им инструмента популяризации - сказок, да и вообще сколько-нибудь стоящей развлекательной литературы - беллетристики.

Именно с целью укрепить миф о древнем «русском» народе и была запущена государственная программа стимулирования создания литературных произведений на все еще не популярном русском языке. Особое внимание, в которой уделялось сказкам. В особенности сказкам, записанным не в прозе, а в поэзии, во многом потому как такая форма лучше запоминалась и распространялась.

Одним из самых значимых фигур на данном поприще стал великий московский поэт, не малой частью татарин - Александр Сергеевич Пушкин.

В своей статье «О ничтожестве литературы русской«, датируемой 1834 годом, полностью подтверждая мои слова, Пушкин писал:

«Духовенство, пощаженное удивительной сметливостию татар, одно — в течение двух мрачных столетий — питало бледные искры византийской образованности. В безмолвии монастырей иноки вели свою беспрерывную летопись. Архиереи в посланиях своих беседовали с князьями и боярами, утешая сердца в тяжкие времена искушений и безнадежности. Но внутренняя жизнь порабощенного народа не развивалась. Татаре не походили на мавров. Они, завоевав Россию, не подарили ей ни алгебры, ни Аристотеля. Свержение ига, споры великокняжества с уделами, единовластия с вольностями городов, самодержавия с боярством и завоевания с народной самобытностью не благоприятствовали свободному развитию просвещения. Европа наводнена была неимоверным множеством поэм, легенд, сатир, романсов, мистерий и проч., но старинные наши архивы и вивлиофики, кроме летописей, не представляют почти никакой пищи любопытству изыскателей. Несколько сказок и песен, беспрестанно поновляемых изустным преданием, сохранили полуизглаженные черты народности, и «Слово о полку Игореве» (в котором насчитали минимум 45 тюркизмов) возвышается уединенным памятником в пустыне нашей древней словесности».

Если забыть, что руськая древняя словесность, суть есть - украинская, и что татарское иго, тоже большой московский миф, то, что остается в сухом остатке?

Живая, органичная культура все той же Руси Украины, имела хоть единицами, представленные литературные исходники. Московия же была немой. Не существовало никакого эпоса, ни былин, ни сказок, сказаний.

Именно их и необходимо было срочно создать Пушкину!

Легенда про

Какими были «русские» сказки до Пушкина

Собственно, чтобы совсем на пустое место пришел Пушкин, так нет. Машина московской пропаганды на тот момент уже напечатала, или точнее сказать переврала, ряд чужестранных эпосов на свой лад. Одним из таких эпосов можно считать произведение «Сказка о доблестном рыцаре Бове Гвидоновиче«, появившееся на Московии в XVI веке. Как свидетельствует Википедия:

«Повесть является аналогом средневекового французского романа о подвигах рыцаря Бово д’Антона, известного так же с XVI века в лубочных итальянских изданиях поэтических и прозаических произведений. Старейший вариант французского романа, дошедший до наших дней — «Бэв из Антона«, датируемый первой половиной XIII века, написан на англо-нормандском диалекте».

Вот небольшой отрывок, описывающий сюжетную линию произведения:

«Сказка о доблестном рыцаре Бове Гвидоновиче, который, бежав из дому от злой матери Милитрисы Кирбитьевны и отчима короля Додона, попадает к королю Зензивию Андроновичу и влюбляется в дочь его Дружевну. В честь её он совершает чудеса храбрости, побеждает один целые рати претендентов на руку Дружевны — королей Маркобруна и Лукопера Салтановича».

Примечательно, что имена, используемые в данном произведении, изданном на итальянском, в последствии активно использовались Пушкиным.

Бова соответствует итал. Buova, Гвидон — дюку Guido d’Antoni, дядька Бовы Симбальда — Sinebaldo, Додон — Duodo di Maganza, Дружевна — Drusiniana.

Что еще очень важно, хотя это уводит в сторону наше расследование. Основная нить повествования в обязательном порядке проходит через тему религии, постоянно указывая на правоверие (православие) главного героя, что во многом заимствовано из легенды о мучениях Святого Георгия.

Легенда про

Следующим не менее важным произведением относимого к «русским» сказкам считается «Сказка о Еруслане Лазаревиче«.

Не будем далеко ходить и обратимся ко все той же Википедии для получения интересующей нас информации:

«Имя Еруслана Лазаревича и некоторые сюжеты (поиски богатырского коня Араша — ср. Рахш, бой Еруслана с сыном) восходят к иранскому эпосу о Рустаме («Шахнамэ«). Мотивы иранского эпоса были заимствованы при тюркском посредстве: Арслан он же Руслан («лев») — тюркское прозвище Рустама, отец Еруслана Залазар — отец Рустама Заль-зар».

Другими словами, мы видим два ярких примера заимствования эпосов Запада и Востока, переписанных с одной лишь целью - укрепить будущий миф о едином «русском» народе.

Легенда про

Вклад Пушкина в доказательство мифа

Роль Пушкина в становлении России достаточно скромна, он рассматривается всего лишь как основоположник современного русского литературного языка.

Что способствовало выбору такого направления?

Во многом деятельность самодержавия, направленная на поиск и становление национальной идеи России, которую и сегодня никак не могут сформулировать на государственном официальном уровне.

Тем не менее, пропагандистский лозунг времен Пушкина, лучше всего сформулировал граф Уваров, и звучал он так: »Самодержавие, православие, народность».

Легенда про

По сути это была расшифровка имперского флага России, где:

В основе: АкХан – Белый Царь
Над ним: Золотом идет Жизнь – Бог
И заканчивает описание «русского мира» лежащий на окраине его мифический «русский» народ.
При этом, надо отметить, что цвета имперского флага России это своего рода калька цветов рода Палеологов – последних императоров Византии, родство с которыми приписывают себе московские самозванцы.

Но вернемся к Пушкину!

Так вот, на становление мифа о той самой «единой народности» и была направленна деятельность не только великого поэта, но и многих других, писателей, историков и других баснописцев. Во многом измышлявших новый сказочный мир, откровенно смешивая исконно московский - тюркский эпос и историю, с историей и эпосом Руси.

Компиляцией тюркских народных сказаний и эпосов с сказаниями Руси, обильно добавляя в них сюжетные линии братьев Гримм и других популярных европейских сказок и занялся Пушкин. Благодаря которому, во многом и возник миф о «русской» народности.

Бова (1814-1815)

Первое свое произведение, не получившее широкой огласки, Пушкин написал по мотивам вышеупомянутой «русской» сказки, основой для которой, как вы помните, послужил французский рыцарский роман.

Из популярной тогда на Московии сказки Пушкин взял в своего «Бову» имена. Самого Бовы, а также Дадона, Милитрисы и Полкана. Но вот с сюжетной линией он несколько запутался, пытаясь внести в нее просто неподъемное количество аллегорий. Почему, скорее всего, свою сказку он так и не закончил.

Вот один из отрывков, в которых Пушкин пытался сделать прообразом Додона - императора Франции, Наполеона.

«Вы слыхали, люди добрые,
О царе, что двадцать целых лет
Не снимал с себя оружия,
Не слезал с коня ретивого,
Всюду пролетал с победою,
Мир крещеный потопил в крови,
Не щадил и некрещеного,
И в ничтожество низверженный
Александром, грозным ангелом,
Жизнь проводит в унижении
И, забытый всеми, кличется
Ныне Эльбы императором:
Вот таков-то был и царь Дадон»...

Легенда про

Руслан и Людмила (1818-1820)

Сюжет первой большой сказки написанной Пушкиным куда более замысловат, осмысленнен и идеологичен.

Сказка называется Руслан и Людмила. Руслан - популярное тюркское имя, означающее «Лев», используется Пушкиным, по ряду причин:

во-первых оно было созвучно с Русью
во-вторых выступало как некий мостик к тюркским корням Московии
С Людмилой все куда сложнее. Вроде бы как славянское имя, на самом деле впервые было использовано поэтом Василием Жуковским. Им он назвали одну из своих баллад, которую написал в 1808 году.

С первых строк Пушкин отправляет читателя в сказочный мир придуманной им Руси. Руси, в которой он нашел место и Лукоморью - мифической прародине угров, одной из национальностей издревле населяющий Московию.

Пушкин не просто создает новый «русский» мир, но и, не особенно стесняясь, населяет его персонажами всех слышимых им сказок: французских, украинских, финских, тюркских, как бы заведомо готовя для себя план работ по имплементации мифа. Тут вам и кельтско-руський дуб и финская Баба Яга и тюркский Кощей.

Легенда про

Сказка, придуманная Пушкиным во многом является романтизацией »Истории государства Российского» другого не менее значимого строителя Третьего Рима, тоже татарина -Карамзина.

«С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал;
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана»…

За столом с Русланом сидят три его соперника, претендента на руку Людмилы:

«Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей;
Другой — Фарлаф, крикун надменный,
В пирах никем не побежденный,
Но воин скромный средь мечей;
Последний, полный страстной думы,
Младой хазарский хан Ратмир»…

Я не могу не отметить, что сюжет пушкинской сказки в чем-то перекликается с легендой о выборе вероисповедания киевским князем Владимиром:

Руслан (Пушки выдает это имя за исконно «русское») - это вера руськая
Фарлаф (Шведское имя, встречается у одного из дружинников Олега) - представляет Рим
Рогдай - ислам.
Хазарский князь с единственно типичным славянским именем Ратмир (опять же к вопросу о перемешивании понятий) - иудаизм.
Князь, понятно, отдает предпочтение вере руськой, но вот только к Руслану невеста не доходит. Колдун Черномор (словно джинн из «Тысячи и одной ночи»,) которого можно легко ассоциировать с Батыем, берет веру руськую в полон, откуда и идет вызволять ее Руслан.

С этой точки зрения, дальнейшая история приобретает вообще очень интересные очертания, хотя в ней все равно прослеживается явное переплетение сюжетных линий:

вышеупомянутой «Тысячи и одной ночи»
западных рыцарских романов и новелл, с их похищенными принцессами и рыцарями в сияющих доспехах, убивающих змия
сказки про Еруслана Лазаревича, которая, безусловно, стала основой для литературных изысканий Пушкина.
Легенда про

Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди (1831)

Имена царя Салтана, или же говоря попросту – Султана, и Гвидона – Гвидо, уже использовалось московским баснописцами в перевирании французской сказке о Бове Гвидоновиче, к которой был неравнодушен Пушкин.

Другое дело название тюркского воина – «барыра», превращение которого с легкой руки Пушкина в «русского» богатыря стало просто таки шедевральным. Пушкин используя весь свой арсенал возможностей вплел данный тюркизм в канву «русского» эпоса настолько органично, что оно просто стало неотделимым от него.

Что же касается самой сюжетной линии, то в конце 50-х годов участник Хорезмской археолого-этнографической экспедиции АН СССР Г. П. Снесарев описал тюркскую легенду, по сюжетной линии практически не отличавшуюся от пушкинской «Сказке о царе Салтане».

В этой тюркской легенде имеются и мотивы коварства старших жен царя, и подмены мальчика щенком, а девочки — кошкой, и изгнания царем своей младшей жены, и разоблачения клеветы, и выросшим сыном царя, и изгнание старших жен.

Отдельно стоит отметить сравнение проведенные Снесаревым образов пушкинской царевны-лебеди и пари из хорезмской легенды, с помощью которой сын падишаха строит Золотой город. Снесарев без каких либо сомнений утверждает, что Царевна-Лебедь — это «русифицированный образ восточной пари».

Но это не единственное упоминание о заимствовании Пушкиным сюжетной линии в тюркских легендах.

И. М. Оранский в статье «Еще один среднеазиатский вариант «Сказки о царе Салтане» сообщает о записанной им в Гиссарской долине Таджикской ССР сказке, по сюжету и некоторым мотивам опять же ничем от пушкинской «Сказкой о царе Салтане» не отличающейся.

Н. Н. Туманович в статье «К среднеазиатским вариантам «Сказки о царе Салтане» рассказывает о другом таджикском варианте сюжета пушкинской сказки, сохранившемся в рукописном фонде Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР.

Каракалпакские фольклористы К. Аимбетов и К. Максетов высказываются о сюжетных совпадениях «Сказки о царе Салтане» А. С. Пушкина и каракалпакской народной эпической поэмы «Шарьяр».

Из всех известных науке среднеазиатских сюжетов, аналогичных сюжету пушкинской сказки, изложим для примера два: сюжет узбекской сказки «Хасан и Зухра» и каракалпакской эпической поэмы «Шарьяр».

Так в узбекской сказке «Хасан и Зухра» вкратце рассказывается о том, что:

«Шах подыскивает себе сорок первую жену - ни одна из его сорока жен не родила ему наследника. Через своего везиря он узнает, что три бедные девушки-сестры, сидя под тутовым деревом, вели беседу и мечтали о том, что бы они сделали, если бы их взял в жены царь; старшая Насиба, обещала выткать прекрасную одежду для шаха; средняя, Гульбахор - приготовить ему вкусный плов; младшая сестра, Зульфия - родить мальчика и девочку и назвать их Хасаном и Зухрой.

Узнав обо всем этом, шах сразу решил жениться на младшей из сестер. Сорок жен шаха, боясь, что в случае рождения наследника хан забудет о них и всю любовь отдаст новой, сорок первой жене, замышляют против нее заговор.

Зульфия, как и обещала, родила мальчика и девочку. Шах в это время был на охоте. Шахские жены с помощью старухи-колдуньи спрятали новорожденных в мешок, а вместо них подложили в колыбель козленка и козочку.

Старуха сказала Зульфии, что это ее дети. Молодая мать залилась горючими слезами. Жены шаха сообщили ему о рождении детей-козлят. Старуха-колдунья тем временем бросила мешок с детьми Зульфии на дорогу. Здесь их нашел и подобрал вожатый каравана, бездетный человек. Он забрал детей к себе и дал им имена Хасан и Зухра. Когда дети подросли, приемный отец рассказал им их историю.

Как-то на охоте шах, повстречавшись с вожатым каравана, тоже узнал об истории детей, найденных в пустыне. Жена вожатого обратила внимание на большое сходство шаха и Хасана и посоветовала владыке расспросить свою жену о событиях двенадцатилетней давности. Шах приказал привести Зульфию из темницы, выслушал ее рассказ и допросил остальных жен. Тайна раскрылась. Шах устроил сорокадневный пир в честь своих детей Хасана и Зухры. Все счастливы. Хасан и Зухра заботятся о тех, кто их вырастил - о караван-баши и его жене».

В узбекской сказке «Тахир и Зухра» есть эпизод с сундуком: шах, чтобы разлучить Тахира и свою дочь Зухру, приказал схватить Тахира, положить его в сундук и бросить в реку. Сундук поплыл в сторону Рума - Византии

Удивляет и сходство сюжетов древней эпической поэмы каракалпаков «Шарьяр» и пушкинской «Сказки о царе Салтане».

. . . «Хан Дарапша, несмотря на то, что девять раз был женат, не имел наследника. Разочарованный царь оставляет трон, и, облачившись в простую одежду, отправляется паломником в Мекку. Однажды ночью в поисках ночлега он заглянул в светящееся окно и, увидев там трех красавиц, невольно подслушал их разговор. Девушки пряли и мечтали: старшая о том, что если бы она стала женой хана Дарапши, то из одного кокона наткала бы груды атласа и сшила из него шатры для всего его войска; средняя говорила, что она из одного зернышка напекла бы гору лепешек для сорока тысяч воинов хана; а младшая обещала родить хану двух близнецов.

Хан женился на всех трех девушках в надежде, что кто-нибудь из них родит ему наследника. Отгремел свадебный «той». Две старшие жены не выполнили своих обещаний, чем вызвали гнев хана и были изгнаны. Младшая жена Гулынара зачала и родила близнецов: мальчика и девочку.

Хан на охоте ждал вестей о беременной жене. Девять прежних жен хана, обуреваемые завистью, с помощью старухи-колдуньи подложили Гульшаре щенка и котенка, а новорожденных близнецов бросили в пруд. Когда хан возвратился с охоты, жены сообщили ему, что Гульшара родила щенка и котенка. Разгневанный хан приказал выгнать младшую жену в степь.

Одна из рабынь - прислуг ханских жен - Шируан случайно обнаружила на дне пруда и вытащила двух малышей с отсвечивающими золотым и серебряным чубами. Но коварные жены, узнав об этом, избили ее и заставили молчать, а детей попытались умертвить с помощью мясника Кодара. Но их спас раб Караман. Детей с чудесными чубами взяли на воспитание хозяева Карамана - бездетная ханская чета из другого владения - Шасуар и Акдаулет. Сорок мудрецов предсказывают мальчику героические подвиги, девочке - мудрость и советуют назвать их Шарьяром и Анжим».

Кроме того, в «Шарьяре» и пушкинской сказке есть и отдельные совпадения. Например, Шарьяр, подобно Гвидону, скучает по отцу, по родным местам; коварная старуха расхваливает Шарьяру дочь владельца волшебного города Тахта зарин Жулдызши - Кундызшу, подобно Бабарихе, описывающей царю Салтану заморскую царевну, которая «Днем свет божий затмевает, Ночью землю освещает, Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит». Стены зданий волшебного города Тахта зарин сделаны из золота, серебра, мрамора и др. У Пушкина купцы рассказывают царю Салтану о городе с златоглавыми церквями, хрустальным дворцом, белкой, которая грызет орехи с золотой скорлупой. Имя владельца города Тахта зарин Жулдыз-хан или Жулдызша (Хан-звезда, или Звездочка), у пушкинской царевны-лебеди «во лбу звезда горит».

Вслушайтесь!

«Под косой луна блестит» («Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит»; «Под косой луна блестит, А во лбу звезда горит»). Именно луна под косой указывает на тесную связь пушкинской сказки со сказками и легендами, использованными поэтом.

Сказка о золотом петушке (1834)

Сюжет «Сказки о золотом петушке» Пушкин откровенно украл написал из легенды об арабском звездочете. Анна Ахматова, в свое время, установила, что источником пушкинской «Сказки о золотом петушке» является повесть Вашингтона Ирвинга «Легенда об арабском звездочете», с которой Пушкин мог ознакомиться благодаря французскому изданию книги американского писателя Вашингтона Ирвинга «Альгамбра» в 1832 году.

При этом стоит признать, что в пушкинской сказке, есть и родные ему тюркские-московские компоненты.

Шамаханская царица Пушкина, безусловно, связана с Азербайджаном, городом Шемаха, да написана она после посещения поэтом Оренбурга, где он мог лично услышать и увидеть то, что впоследствии вписал в литературную линию сюжета.

Подводя итоги…

Выражение «Поскреби русского – найдешь татарина» пришло к нам из французского языка, и в оригинале звучит так: «Grattez le Russe, et vous verrez un Tartare».

Слова эти, несмотря на то, что приписывали их Наполеону, принадлежат Астольфу де Кюстину, и являются краткой версией фрагмента его знаменитого сочинения «La Russie en 1839»:

«Ведь немногим больше ста лет тому назад они были настоящими татарами. И под внешним лоском европейской элегантности большинство этих выскочек цивилизаций сохранило медвежью шкуру — они лишь надели ее мехом внутрь. Но достаточно их чуть-чуть поскрести — и вы увидите, как шерсть вылезает наружу и топорщится».

К чему я это пишу?

Да к тому, что Россия это действительно удивительная страна, народ которой, его национальный состав, история, чаяния и надежды являются государственной тайной.

Вы думаете, я подчеркиваю татарское происхождение Пушкина, Карамзина и вообще во многом населяющего Московию народа с целью обидеть их? Оскорбить? Вы абсолютно не правы.

Мне действительно и непонятно, и неприятно смотреть на то, как действительно большой, огромный, культурный народ стал заложником религиозных фанатиков, которые фактические уничтожили его самобытность, заставили отказаться от своей культуры, истории, языка. От своих легенд и сказок.

И все ради чего? Ради московского мифа о «Третьем Риме»? Ради того, чтобы стать орудием в руках деспотов и самодуров? Стоит ли собственная бесценная жизнь того, чтобы положить ее на алтарь самодурства, невежества и мракобесия? Можно ли жить иначе, не отказываясь от своих предков, от своих корней?

Можно ли жить в стране где, не надо притворяться «русским» ради того, чтобы страна состоялась? Или надо всем вокруг, себе и своим детям врать про то, что ты «русский»?

0

15

мальва написал(а):

Не нужно на ночь глядя упоминать про мумию

Нужно, нужно
Еще как нужно!
Мы мордор или где?
http://s9.uploads.ru/t/frcbE.jpg
Эт не ваш светлый заднеприводный эльфийский мир
У нас все жестко

Отредактировано Alekc1214 (2018-07-03 22:53:14)

0

16

мальва написал(а):

Крайне сложно придумать историю народа, у которого даже нет собственного эпоса. Точнее, как бы это сказать правильнее: Никак невозможно доказать московский миф о нации «русские», тысячелетней истории Третьего Рима, без того, чтобы подложить под него базис - фундамент, которым во всем мире выступают народные легенды и сказки.

мальва написал(а):

Крайне сложно придумать историю народа, у которого даже нет собственного эпоса. Точнее, как бы это сказать правильнее: Никак невозможно доказать московский миф о нации «русские», тысячелетней истории Третьего Рима, без того, чтобы подложить под него базис - фундамент, которым во всем мире выступают народные легенды и сказки.

Немного истории…


Тя че сново по кругу понесло?
Опять в методичке запуталась?
Ай ты ж дывысь
Мальва,  куратор снова вместо денег тебя йогуртом накормит за такую работу
Я вообще не понимаю как ты с таким количеством косяков при простой копибасте методички до сих пор умудрялась не получить звание магистра анального проникновения
Так до целлюлита и проходишь в бакалаврах

0

17

Ко-Жу-Гет – еще одно воинственное божество, которому также приписывается власть над различными стихиями, предводитель Зеленых Демонов. Армии его бесчисленны, и сколько бы ни били их светлые духи А-Тоо, редеющие ряды неизменно пополняются все новыми тварями. По легенде каждый Зеленый Демон может превратиться в кошку и в таком виде незаметно проникнуть куда угодно. Сам Ко-Жу-Гет превращается в гигантского медведя. По одной из версий – в того самого, что лежит у трона Пуу-Тин и мечтает пожрать луну и солнце.

Рам-Зан – верховный демон ноох-чи. Эта разновидность злых духов не столь могущественна, как Зеленые Демоны, зато отличается особой свирепостью и науязвимостью.
По легенде когда-то ноох-чи вели длительную кровопролитную войну с Пуу-Тин, но в конце концов вынуждены были признать власть верховного божества. Что представляют из себя эти существа, до конца не понятно. Судя по всему, они обладают способностью становиться невидимыми и создавать иллюзии.

Кис-Эль-Оо – коварный бог обмана и лжи из свиты Пуу-Тин.
Голос его навевает морок, заставляя поверить в то, чего нет. Например, в вежливость Зеленых Демонов, в то, что Лее-Нин создал вселенную или что великий вождь пьет огненную воду и ворует лучшие куски добытых мамонтов, вместо того чтобы заботиться о процветании племени.
Шаманы священного Майдана неустанно борются с попытками Кис-Эль-Оо затуманить разум укров и если слышат где-то его голос, тут же стараются заглушить его, распевая священный гимн «Ще не вмерла Великая Укрия».

0

18

Аа-Лин-Аа – прекрасная вечно юная богиня любви, супруга Пуу-Тин.
Она знает три тысячи любовных поз и способна возбудить страсть даже в дряхлом старце. Считается, что произнесение ее имени помогает излечиться от мужского бессилия.
Кроме того Аа-Лин-Аа почитается как покровительница спортивных игрищ.

Няш-Мяш - богиня правосудия
Изображается, как и Аа-Лин-Аа, в образе прекрасной девы, но всякий укр знает, что внешность обманчива и, встретив случайно Няш-Мяш, ни в коем случае нельзя поддаваться ее обаянию, особенно если совесть твоя нечиста. Богиня по глазам читает о всех совершенных человеком грехах и карает мгновенно и беспощадно.

Шахчерти – многочисленные третьеразрядные темные существа, обитающие губоко под землей, где они добывают для Верхнего Мира свет и тепло. Шахчерт черен лицом, во лбу его горит подземным пламенем третий глаз, а в руках сжаты кирка и лопата. Большую часть времени шахчерты пьют огненную воду и задирают добропорядочных укров, а когда сильно проголодаются – спускаются в свои норы и приносят людям немного черных камней, которые меняют на еду и, опять же, на огненную воду.
Большинство шахчертей живут далеко на Восходе, где Трехликий не дает им лениться, заставляя непрестанно добывать свет и тепло, которое потом меняет на листья дерева лаа-вэ. На землях Великой Укрии и других человеческих племен эти твари тоже обитают. Когда-то Великая Пресветлая богиня Тээт-Чер заточила их в рабство по всему миру, чтобы они денно и ношно раздували Подземный Огонь, неся свет и тепло в дома богов и людей. Но коварный Гиир-Киин сбил засовы с их темниц в Укрии, и вырвались они на поверхность и начали творить безобразия...

Ваа-т-ник - самый многочисленный род темных существ, населяющих владения великого Пуу-Тин. Когда-то ваа-т-ник были племенем людей, родственным украм. Некоторые укры даже ездили в страну ваа-т-ник помогать своим братьям выращивать деревья лаа-вэ и увозили малую толику священных листьев к себе на родину. Но потому ваа-т-ник продали души Пуу-тин в обмен на свет и тепло из Великой Трубы. С тех пор очаги в жилищах ваа-т-ник никогда не гаснут, но и сами они перестали быть людьми, ибо коварный Кис-Эль-Оо затуманил их разум. И больше никогда не быть им братьями свободным украм! Теперь они во всем противоположны.
Как юноши из укрских деревень проходят посвящение, вступая в ряды небесных воинов А-Тоо, так и молодые ваа-т-ник проходят ритуал при-ся-гаа, чтобы пополнить ряды нечестивых Зеленых Демонов. И если укры любят яркую одежду цветов неба и солнца, то ваа-т-ник украшают свои одеяния зловещими полосатыми ленточками цветов огня и дыма, за что их еще называют коо-ло-раа.
Одеты же ваа-т-ник чаще всего в броню, защищающую их от пуль, холода и отрезвляющего слова Тым-Чуу. Их любимое развлечение – нападать на укров небольшими группами и пытаться обратить их в свою веру. Единственное спасение для подвергшегося такому нападению – обозвать ваа-т-ник запретным словом и гордо удалиться, потому что небольшая поначалу сила этих тварей возрастает, если с ними пытаются бороться.

Отредактировано Alekc1214 (2018-07-03 23:41:08)

0

19

Раа-Гоз – бог-кузнец, злой гений замка Каре-Ма-Алин, дарующий Зеленым Демонам огненные стрелы и железные колесницы. Он же по легенде научил некоторые племена плавить металл и делать из него оружие.
Если на землях какого-то племени видели Раа-Гоз в человеческом обличии, это значит, что либо у тамошнего вождя скоро появится новое копье с уникальным бронзовым наконечником, либо начнется война.

Жии-Рик – бог-трикстер, вносящий разлад и сумятицу в мир богов и в мир людей. Основная его функция – произносить речи, от толкования которых зависят судьбы мира. Укры верят, что устами Жии-Рик метафорически изъясняется сам Пуу-Тин, поэтому каждое его слово жрецы долго обсуждают, выискивая в нем скрытые смыслы.
Кроме того, этот бог порой напрямую вмешивается в земные дела, влияя на них самым непредсказуемым образом. Так, например, однажды, когда светлые духи А-Тоо почти уже насмерть победили злого карлика Мото-Ро, явился Жии-Рик и подарил извечному врагу укров волшебную колесницу, неуязвимую для стрел и копий, на которой тот и бежал с поля боя.

0

20

Легенды и мифы
Великой укрии
Часть 2 пантеон Светлых богов

А-Тоо – светлые духи, защищающие Укрию от Гиир-Киина и Зеленых Демонов. Укры верят, что где-то на Восходе, у самых границ зловещего царства Пуу-Тин, могучие и бесстрашные А-Тоо в сияющих доспехах и белоснежными крыльями за спиной много веков ведут нескончаемую войну с великим злом. Жрецы бога правды Тым-Чуу говорят, что защитники Укрии бессмертны и, сколь трудной ни была бы битва, потерь не несут. При этом несколько раз в год великий вождь призывает юношей из укрских деревень пройти посвящение в А-тоо. Шаманы священного Майдана проводят специальный обряд, превращающий простого укра в бессмертного А-Тоо, после чего он отправляется на Восход. Что происходит с посвященными потом, науке не известно, поскольку никто из них еще ни разу не возвращался.
Повелевают духами А-Тоо могущественные покровители Великой Укрии Сээ-Мэн, Яяш-Роош и Ляш-Оок.

Банд-Эр-Аа – бог порядка и гармонии.
При всей популярности этого божества, о нем мало что известно. Согласно древнему пророчеству, Банд-Эр-Аа однажды придет и порядок наведет, но где и когда это случится – предания не уточняют. Тем не менее, шаманы и рядовые члены племени не устают его призывать и даже устраивают в его честь красочные шествия с факелами.
Изображения этого божества часто встречаются в наскальной росписи укрских пещер

0

21

Тым-Чуу – великий бог правды, единственный, кто способен противостоять коварному Кис-Эль-Оо. Изображается в виде человека с непомерно большой головой (в ней хранится Великая Истина). Тым-Чуу принадлежит священный Шлем Прозрения, позволяющий пронзать разумом времена и пространства в поисках Истины.

Псаа-Ки – жена Тым-Чуу, глашатай светлых духов небесного царства Эв-Роо. Изображается в виде прекрасной девы, обутой в одну сандалию. Вторую по легенде она потеряла на пути в святилище Оо-фис, где избранным открываются тайны мироздания. А голова ее так тяжела от знаний, что может в любой момент отвалиться, поэтому ее приходится поддерживать при помощи волшебных бус. Псаа-Ки говорит со смертными от лица светлейшего О-Ба-Маа и даже порой сообщает им сакральные знания о тайном устройстве мироздания, не заметном глазу простого смертного. Например, она открыла украм тайну, что в бескрайних степях Рос-тоо на самом деле сокрыты непреступные горы, а под корнями Великого Леса Бе-Ла-Руу плещется бескрайнее море.

0

22

Нуу-Лан – великая богиня сытости и достатка, антипод Голодоморца. Зимой, когда демон тьмы и холода Ми-Леер затыкает волшебную трубу и очаги в жилищах укров гаснут, шаманы созывают свою паству на священный Майдан, чтобы ритуальными прыжками и вызжиганием волшебных покрышек призвать Нуу-Лан. По легенде если укры будут прыгать достаточно усердно, богиня явится на зов с большой корзиной печенья.
Интересно, что ритуал вызова Нуу-Лан, обладая огромной сакральной силой, при этом не имеет четко направленного вектора действия, что приводит к непредсказуемым результатам. Каждый раз, начиная обряд, шаман не знает точно, что за силы явятся на зов. Так, например, когда в деревне Кии-Е в последний раз призывали Нуу-Лан, вместе с ней откликнулись Э-Тиин-Ге, Ээш-Тоо, и еще полтора десятка светлых духов небесного царства Эв-Роо. Когда же некоторое время спустя аналогичный ритуал пытались провести близ деревни Доо-Не на восточной окраине укрских земель, явился Гиир-Киин с пятьюдесятью демонами, изгнал шаманов и обратил жителей деревни в воинственных ваат-ни.

Яяш-Роош - один из бессмертных предводителей светлых духов А-Тоо. Изображается в красно-черной хламиде, которая символизирует кровь и землю Укрии. Обладает свойством телепортации.

Кала-Моя - инородный дух богатства и процветания. Ему служат бессмертные отряды Кибеоргов, которые он лично оживил. Светлые духи А-Тоо его не уважают, но боятся.

Паа-Рааш - Великий Вождь (смертный!). Все свои действия и речи начинает с молитвы светлейшему О-Ба-Маа. Поражает взглядом все живые объекты в радиусе 3 м. Ежедневно принимает ванны из крови невинных девственниц Далекого Восхода, после чего раздает сладкие роушенки неродившимся младенцам.

Яй-Цоо - Почти Великий Вождь (смертный!). Также еженощно молится светлейшему О-Ба-Маа, но делает это не на мове великих Укров, а на таинственном языке анголо-саксофонов. Носит волшебные линзы, помогающие заглядывать в сокровищницы Эв-Роо.

Чин Тур - Шаман (смертный!). Распространяет культ светлейшего О-Ба-Маа среди аборигенов. Легенда гласит: если великий укр прикоснется к сияющей лысине Чин-Тура, то немедленно попадет в сонм светлых духов А-Тоо.

Клин-Чо - Герой (смертный!). Мечтает о плотской связи с богиней Псаа-Ки. Изображается в виде обнаженного коня с рельефными мышцами. Должен выполнить 6 подвигов:
1. Научиться говорить
2. Научиться читать
3. Научиться писать
4. Очистить Май-Даун от май-даунцев
5. Приготовить великих укров к земле
6. Заглянуть в завтрашний день Укрии

Отредактировано Alekc1214 (2018-07-04 00:06:35)

0

23

Мифы и легенды
Великой Укрии
Часть 3

Легенда о предательстве земли Кырам и постигшей ее каре богов

Была в Великой Укрии благословенная земля Кырам, где всегда светило солнце, плескалось теплое море и цвели всякие цветы, какие только есть в подлунном мире. И жили там злые, глупые, неблагодарные люди, не способные ценить блага, дарованные им свыше. Много раз обращались к жителям Кырама вожди и шаманы великой Укрии, призывая их прийти на священный Майдан, прочесть со всеми могущественное заклинание, встать на светлый путь, ведущий в небесное царство Эв-Роо. Но не слышали глупцы этих мудрых слов. Не ходили он на священный Майдан, не пели заклинаний, не исполняли обрядов, не ждали пришествия всемилостивого Бан-Дер-Аа, а вместо небесного царства Эв-Роо обращали свои взоры к обители зла Каре-Ма-Алин.
И был день, когда во всех деревнях во всех краях великой Укрии кричали «Здобулы!», и новый верховный шаман, мудрейший Туур-Чи, приоткрыл уже ворота в небесное царство, и совсем уже близка была великая Перемога, которой укры ждали веками и которую всячески приближали ритуальными прыжками и сожжением священных покрышек. И только жители земли Кырам не прыгали, не кричали и не приближали великую Перемогу. Потому что явился им нечестивый Пуу-Тин и сказал такие слова:
- О, жители благословенной земли Кырам, отриньте веру великих укров! Не чтите боле матери всего сущего Ха-Ля-Ваа и не ждите великой Перемоги, а поклонитесь мне и отдайте мне ваше море, и берега, и все, что есть на них. А взамен дам я вам сколько угодно тепла и света из волшебной трубы, посвящу вас в демоны Ко-Ло-Раа с правом украшать ваши одеяния ленточками цвета огня и дыма, и научу вас выращивать священные деревья ла-ве.
Бессовестно лгал нечестивый Пуу-Тин, ибо каждый знает: не растут деревья ла-ве на земле Кырам. И только милостивые вожди деревни КууЕ могут прислать туда малую толику священных листьев. Но глупы были жители Кырама, и не умели они ценить милость вождя и шаманов. Поверили они сладким речам нечестивого Пуу-Тин и восстали против шаманов, и призвали себе вождями поганых безбожников Ак-Сёё и Чаа-Лы.
И решил тогда верховный шаман Туур-Чи вразумить неразумных, и обратился он к ним с такими словами:
- О, неразумные жители земли Кырам! Уймите ваш гнев и поклонитесь, как прежде, великой матери нашей Ха-Ля-Ваа и всемилостивому Банд-Эр-Аа. А за то дарую вам великую мову укров, дабы забыли вы поганый язык ваа-тни и приблизились к небесному царству Эв-Роо.
Но лишь громче зашумели неразумные жители земли Кырам и обернули жилища свои полотнищами цветов снега, воды и крови, которые так любит нечестивый Пуу-Тин.
И тогда второй раз обратился к ним верховный шаман Туур-Чи:
- О, неразумные жители земли Кырам! Снимите с ваших жилищ тряпки цветов темного бога и повесьте гордые полотнища цветов крови и дыма, как завещал великий Бан-Дер-Аа. А чтобы проще было это сделать, пошлю я вам в помощь жрецов и монахов секты Бан-Дер-Лоо, дабы помогли они вам очиститься от скверны и возвратиться к истинной вере.
Но вновь не вняли неразумные мудрым речам, и провели они на площади Наа-хим кровавый обряд, призывая темных богов Восхода.
И в безлунную ночь вышли из моря на той окраине земли Кырам, что смотрит на Восход, десять тысяч кошек. И терял дар речи от ужаса всякий, кто их видел, ибо были они черны, как сама бездна, и молчаливы, и зловещим зеленым огнем горели во мраке их глаза. И проникли те кошки в жилище всех жителей земли Кырам, которые не отреклись от Великого Вождя и веры в Перемогу, и во все пещеры, где спали воины войска Великой Укрии. А с рассветом ударились кошки оземь и обернулись зелеными демонами
И тогда в третий раз возвысил свой голос верховный шаман Туур-Чи:
- О, неразумные жители земли Кырам! Восстаньте против нечестивых прислужников поганого Пуу-тин! Гоните его с земли вашей, а зато будет даровано вам право и впредь жить в составе единой и неделимой, самостийной и незалежной, унитарной Великой Укрии и отчислять ваши налоги в деревню КууЕ.
Но и в третий раз не вняли мудрым речам шамана жители земли Кырам. И пошли они, погоняемые огненными мечами зеленых демонов, в святилища, и пели славу нечестивому Пуу-Тин, и признали его верховным богом.
И подняли тогда свои дубинки и луки славные воны Великой Укрии, дабы не позволить глупцам отдать священную землю укрскую под власть тьмы, и вышли на бой с зелеными демонами. Но коварны и трусливы были демоны. Выставили они перед собой детей и жен укрских и обещали убить их всех, если не сложат воины оружия. И сложили воины свои луки и дубинки и покинули землю Кырам, дабы не допустить невинных жертв, потому что такова извечная природа укрского рыцарства.

И созвал тогда верховный шаман Туур-Чи всех жителей деревни КууЕ на священный Майдан. Семь дней и семь ночей молились они светлым богам небесного царства Эв-Роо, дабы покарали боги зеленых демонов и подлых предателей земли Кырам. И были услышаны их молитвы, и страшная кара постигла предателей. Навеки закрылись для нечестивых вождей земли Кырам золотые ворота небесного царства Эв-Роо. И повернулись вспять реки, питающие проклятую землю, и солнце над нею померкло. Тьма и голод пришли в Кырам. Не цветут там отныне цветы, не растет кокос и не доятся крокодилы, не плодится скот и птицы облетают отныне это место по параболической траектории, а море замерзло вместе с рыбой и купающимися обывателями. Ни шагу теперь ступить и ни слова сказать не смеют подлые предатели, потому что неустанно стерегут их зеленые демоны с огненными мечами, а всех недовольных ссылают в заснеженную землю Сиибирр лепить снеговиков. Горько плачут предатели и умоляют великого вождя Поро-Сё принять их обратно, но непреклонен вождь. Ибо каждому злодеянию – достойная кара.
Так гласит легенда.

Тут следует отметить, что несколько иная версия этой легенды сохранилась в балладе «Кырам уплыл» известного барда Каа-Ги из племени коло-раа. Однако укрские источники однозначно указывают на то, что доверять словам этого сочинителя не стоит, ибо «был он трижды проклят великим жрецом Тур-Чи за свою подлую ложь, и оплеван был его портрет каждым честным укром. И не в радость с тех пор злоязыкому барду бесплатные свет и тепло из волшебной трубы и даже зеленые листья дерева ла-ве, коими щедро одаряет его нечестивый Пуу-Тин за поганые его песни. Ибо нет ничего страшнее проклятья великих укров!»

0

24

Легенда об осадном сидении светлых воинов А-Тоо в святилище Аэ-Роо
совсем-совсем укуренная:facepalm3:

Было в землях укров близ деревни ДооНе святилище Аэ-Роо, куда порой спускались с небес светлые боги царства Эв-Роо, принося с собой радость, печеньки и футбол. Но пришла беда в Великую Укрию: разверзлась твердь у границ проклятой земли Кырам, и вышел из бездны жестокий и коварный бог раздоров Гиир-Киин и отравил своим ядовитым дыханием жителей деревни ДооНе, превратив их в воинственных ко-ло-раа. И возжелали они захватить святилище, дабы провести там обряд, призывая зеленых демонов и самого Пуу-Тин. И поработили бы они тогда всю великую Укрию и много бед принесли бы обоим мирам.
Но не дремали по счастью светлые духи А-Тоо! Раньше демонов и одержимых пришли они в святилище Аэ-Роо и заняли там глубоко эшелонированную оборону, и нарыли окопов для стрельбы стоя с лошади, и подтянули дальнобойные катапульты, чтобы еще на дальних подступах уничтожать безумных ко-ло-раа, и запасли провизии на три года вперед. И три луны отбивали они атаки нечисти, и даже сам генерал демонов, безликий Плоо-Соо не смог их сокрушить. И так отважно сражались белокрылые воины, что даже темнейший Пуу-Тин не сдержал восхищения и прозвал их ки-боор, что значит «великий воин, сделанный наполовину из дерева, а на другую половину из сала».
И еще пуще возжелал коварный сокрушить светлых А-Тоо. И послал против них новую силу.

И пришел к святилищу мерзкий карлик Мото-Ро со своим братом, повелителем стенобитных орудий. Сорок дней и сорок ночей пили они огненную воду и выкрикивали брань в сторону светлых воинов А-Тоо, но не поддались воины на грязную провокацию. И тогда на сороковой день закричал Мото-Ро страшным голосом: «Алла, я в бар!», превратился в пятьсот демонов ноох-чи и подло напал на светлых А-Тоо. Но не дремали воины, и встретили они его достойно, и пятьсот раз получил по рогам злобный карлик и снова стал сам собою. От такого поражения впал он в великое безумие и принялся стрелять из лука в кого попало. И так подстрелил семерых своих боевых демонов (насмерть) и одного демона-кормильца (чуть-чуть), а потом от злости отгрыз себе руку и убежал, скуля и рыдая, в свою пещеру. А брата его суровый Пуу-Тин низверг в Тартар на пятнадцать суток, чтоб другим неповадно было.

Но недолгим был отдых светлых воинов. Не довелось им вволю поиграть с дальнобойными катапультами. Ибо смертельно хотелось темным силам завладеть священным местом.
И на третий день пришли в святилище Аэ-Роо десять тысяч кошек, ударились они оземь и обернулись зелеными демонами. И была великая битва, длившаяся три дня и три ночи. И били белокрылые А-Тоо зеленых демонов нещадно. И падали демоны замертво, устилая собою землю, но тут же оборачивались черными кошками и убегали. Поэтому убитых демонов никто никогда не видел, и только всевидящая прорицательница Ваа-Си-Ваа помнит их имена.

Понял тогда нечестивый Пуу-Тин, что повержено его войско, и послал гонцов к великому вождю всея Укрии Поро-Сёё молить о мире
А пресветлые воины А-Тоо и поныне здравствуют в святилище Аэ-Роо, ибо, как поведал бог правды Тым-Чуу, жертв нет.

0

25

Легенда о тщеславном воине Куу-По, нарушившем заветы богов
страшная и поучительная))

Был среди белокрылых А-Тоо отважный воин Куу-По. Сорок дней и сорок ночей бился он в святилище Аэ-Роо с приспешниками коварного Пуу-Тин, тысячу проклятых ко-ло-раа и триста зеленых демонов сразил он своим пылающим копьем. И не было ему равных в бою ни в Верхнем, ни в Нижнем, ни в Срединном мире. Барды укрские слагали о нем песни, и прекрасные девы видели его в своих снах.
И возгордился славный Куу-По. И так сказал:
- О, братья мои, отважные воины А-Тоо! Сорок дней и сорок ночей бил я с вами вместе зеленых демонов, кто бы что ни говорил, будто их тут нет. Снискал я себе славу во всех трех мирах, но нет душе моей покоя. Задумал я свершить такое, чего никто прежде не свершал из славного нашего воинства.
И слушали его воины и качали головами, ибо всякому хотелось совершить невозможное, но не всякий готов был на это отважиться.
И был день, когда стихла битва у святилища Аэ-Роо, и белокрылые воины стали грузиться на повозки, дабы в ближайшем селении отдохнуть, вкусить священного сала, выпить огненной воды и насладиться прелестями прекрасных дев, а разбитые накануне, едва живые ваат-ни провожали их завистливыми взглядами. Тут вышел на дорогу мерзкий карлик Мото-Ро, прижимая к впалой груди искусанную со злости руку. Был он истерзан и жалок на вид, клочками топорщилась рыжая борода, и даже знаменитый шлем, неуязвимый для дубинок укров, куда-то подевался. И сказал нечестивый такие слова:
- О, светлые воины А-Тоо, трижды по пятьсот раз обломавшие мне рога! А долго ли еще биться нам в этом святилище? Не пора ль нам сложить мечи и протянуть друг другу руки? Ибо ко-ло-раа укру друг, товарищ и брат. Дай руку мне, светлый воин Куу-По, и стану я как ты, и на том закончится наша вражда.
И понял Куу-По, что лжет хитрый карлик, потому что не хочется ему мерзнуть в разрушенном святилище, а хочется вместе со светлыми воинами А-Тоо есть сало и пить огненную воду.
И сказал он друзьям своим, белокрылым А-Тоо:
- О, братья мои, небесные воины! Наконец-то небо даровало мне шанс совершить невероятное! Я коснусь руки нечестивого и обращу его в одного из нас.
Зароптали, забеспокоились воины А-Тоо. И один сказал:
- Не делай этого, брат мой Куу-По! Ибо нечестивые тоже могут обращать тех, кого коснутся, в себе подобных. Вспомни, как трижды проклятый Гиир-Киин, да осыпятся на веки вечные его усы, обратил в поганых ваа-тни всех жителей этой земли.
Но возразил ему Куу-По:
- У твоего страха глаза по пять гривен, брат мой. Или ты решил, что этот жалкий карлик сравнится могуществом с самим богом раздора, да не взрастет на его огороде священный укроп?
И сказал тогда другой воин:
- Не делай этого, брат мой Куу-По! Хитер и коварен Мото-Ро и может казаться не тем, кто он есть. Слышал я, что похищенная им прекрасная дева Ле-Ноо видит этого жалкого карлика высоким красавцем, а ваат-ни с Восхода мнят его могучим воином с белыми крыльями, как у нас. Кто знает, может, он не так потрепан в битве, как нам кажется? А вдруг он обратится в пятьсот демонов ноох-чи и убьет тебя?
Но лишь рассмеялся тщеславный Куу-По:
- Ты, брат мой, мудр, как сам староста стольной деревни КууЕ, а того не знаешь, что и пятьсот демонов не способны убить светлого воина А-Тоо. Потому что как же тогда наиправдивейший Тым-Чуу скажет, что потерь нет? Не может лгать бог правды, а значит, и мне нечего бояться.
И сказал тогда третий воин:
- Залізь назад на віз, придурок! Баби чекають, сало гниє та вогняна вода гріється! Демоняку на гілляку! Слава Укрии! Героям сала!
И ответил ему Куу-По, как заведено, гордым боевым кличем укров:
- Панду геть!
А больше никого слушать не стал, ибо возомнил о себе больно много. И шагнул он навстречу Мото-Ро, который уж ждал его с протянутой рукой. Но мелькнуло недоброе в глазах карлика, и понял светлый воин, что его обманули. Только поздно. Выскочил тут из кустов брат коварного Мото-Ро, а с ним двадцать зеленых демонов, семеро жрецов бога лжи Кис-Эль-Оо и еще какая-то нечисть в белых одежах, расшитых загадочными письменами «OSCE». И уперлись в грудь Куу-По двадцать огненных мечей и семь палантиров, и сказал коварный злодей мерзким голосом:
- Лапу давай, укроп!
Оглянулся Куу-По на своих товарищей в поисках защиты, но те словно окаменели, выронив копья. И понял воин, что околдовали их демоны в белом и не будет теперь ему спасения. И протянул руку, коснувшись ладони карлика.
В тот же миг грянул гром, налетел ветер, посыпались с неба польские яблоки. Громко рассмеялся мерзкий карлик, и брат его, и жрецы прелживого Кис-Эль-Оо, и неведомые твари в белых одеяниях. И упали на землю белые крылья неразумного Куу-По, померк над головою светлый нимб, угасло сияние на острие копья, а кожа вмиг окрасилась в цвета огня и дыма. Хотел подпрыгнуть Куу-По, дабы призвать на помощь светлых богов, но отказались повиноваться ноги. Хотел произнести заклинание «героям сала!» - но отнялся его язык. И понял тогда глупец: случилось то, о чем его предупреждали. Обратился он нечестивого ко-ло-раа. Не прийти ему больше на священный Майдан, не возжечь ритуальных покрышек, не пропеть охранной песни «Ла-ла-ла». Не взойдет отныне укроп на его огороде, не полезет в горло сало, не приласкает бесплатно прекрасная укрская дева, а братья-воины А-Тоо отрекутся от него, ибо не станет честный укр звать братом поганого ко-ло-раа.
Так все и сталось, потому что иначе быть не могло. Ибо так бывает с каждым, кто не слушает жрецов священного Майдана, завещавших ни в коем случае не заговаривать со слугами темнейшего Пуу-Тин.

0

26

Легенда о светлокрылой воительнице Наа-Дя, что томится в подземельях коварного Пуу-Тин

Жила в укрской земле прекрасная дева-воительница Наа-Дя, ибо одно с другим связано неразрывно. Десять зим храбро билась она за свободу и независимость Великой Укрии в землях, название которых не всякий укр вспомнит, а имен живущих в них народов не знает даже великий шаман Туур-Чи. Всякий член племени чтил ее заслуги, и сказители слагали о ней песни.
Но налетела сила темная, неспокойно стало у Восходных границ Великой Укрии. И возгласили шаманы священного майдана "Героям сала!". И принесли им сала, и вкусила его прекрасная дева Наа-Дя, и зажевала волшебным укропом, и запила животворящей горилкой. И в тот же миг развернулись за спиной воительницы два белых крыла и огненный нимб воссиял над головой. Обратилась прекрасная Наа-Дя в светлого воина А-Тоо и полетела в синем безоблачном небе Великой Укрии на грозную битву с проклятущими ко-ло-раа.
Сорок дней и сорок ночей билась она в Восходных краях со слугами злобного Гиир-Киина, и много сотен их пронзила своим сияющим копьем. Но воззвали проклятые враги к своему повелителю. И пришли с Восхода Зеленые демоны, и сразили они многих боевых сотоварищей светоносной Наа-Дя, не смотря даже на то, что великий бог правды Тым-Чуу сказал «Потерь нет!». А прекрасную воительницу пленили, заковали в тяжелые цепи, обломали белые крылья, погасили сияющий нимб. Заточили демоны ее в глубокие подземелья, куда не проникает солнечный свет.
И великое горе пришло во все края Великой Укрии. Громко возрыдали жены племени о несчастной судьбе светлой воительницы. И трижды требовал верховный вождь Поро-Сёё вернуть похищенную на родину, и трижды призывал на помощь светлых богов. И громко возмущались светлые боги и обещали помочь, а коварный Пуу-Тин лишь смеялся и навешивал на несчастную новые цепи.
Но разверзлась твердь земная, и воссиял в темнице солнечный свет. Снизошла с Горы Совета светлейшая Ю-Ля-Ля, покровительница всех хромых и заключенных. И так сказала:
- Слушайте, укры, и не говорите потом, что вы не слышали! Ныне объявляю я отважную Наа-Дя своей сестрой, и определяю ей место рядом с собой на Горе Совета! А до тех пор, пока томится она в подземельях злобного Пуу-Тин, на этом месте постоит моя сумочка. Светлокрылая же пусть отныне говорит свое слово Совету прямо из темницы, и да дойдет оно к нам сквозь твердь земную и сквозь великую стену, что строит на границе Темных Земель запасной вождь Яй-Це-Нюю.
И свершилось так, ибо иначе и быть не могло!
Ибо истинный воин А-Тоо продолжает служить Великой Укрии где бы ни находился и каких бы страданий не претерпевал.
Так воспоем же славу гордой Деве Подземелий светлокрылой Наа-Дя и сиятельной покровительнице всех хромых и заключенных Ю-Ля-Ля! Отныне, и впредь, и доколе жива Великая Укрия!

0

27

Легенда об изгнании злопакостного Гиир-Киина из деревни СлааВи

Была в Великой Укрии земля ДоонБаа. И была она богата и обильна, на поверхности ее зеленели тучные поля и дымились мастерские, а в недрах таились бесчисленные залежи бесплатного тепла и света. Одно было плохо в земле ДоонБаа: жили там презренные шахчерти. Работать эти существа не любили и не умели, потому всему укрскому племени приходилось кормить их вскладчину. Но что хуже всего, не чтили шахчерти светлейших богов, не ждали возвращения всемилостивого Бан-Дер-Аа, не соблюдали обрядов, не читали священных мантр, не выходили по призыву верховного шамана Туур-Чи на священный Майдан! И оттого особенно трудно жилось правоверным украм в том краю.

И был страшный день, когда сгустилась тьма над землей ДоонБаа, и вышел из той тьмы трижды проклятый бог раздора Гиир-Киин и привел с собою пять сотен демонов, шесть сотен жрецов бога лжи и обмана Кис-Эль-Оо, злобного карлика Мото-Ро и бесчисленное множество других темных тварей. И всякий шахчерт или укр, кого встречал он на своем пути, тут же обращался в нечестивого ко-ло-раа, и надевал украшения из лент цвета огня и дыма, и отправлялся подыскивать себе дубинку.
И пришел нечестивый Гиир-Киин в деревню СлааВи, и встречали его гордые укры полотнищами цвета неба и солнца и чудодейственным заклинанием «Великая Укрия цэ Эв-Роо». Но каждого коснулся бог раздора, и каждого обратил. И призвал он со всех концов земли ДоонБаа шахчертей, тии-туш, кому-нии и прочих темных тварей, и повелел всем вытачивать дубины и острить копья, и поднимать над жилищами своими полотнища цветов всененавистного Пуу-Тин, и молиться день и ночь о призвании зеленых демонов. И было так, ибо всякий разум подвластен воле бога раздоров, доносимой жрецами прелживейшего Кис-Эль-Оо. И лишь только тот, кто каждодневно поет священные мантры и совершает на рассветет и на закате надлежащее количество прыжков, обретает защиту.
И явился тогда великий бог правды, многомудрый Тым-Чуу. И воздел на голову свою священный Шлем Прозрения. И так сказал:
- О, Великие Укры, вижу я не менее великую Зраду. Ибо возжелал коварный Пуу-Тин, да не взойдет на его огороде священный укроп, завоевать все укрские земли от Восхода и до Обеда. Идите же, и защитите народное достояние от проклятых оккупантов, да не вкушать им вовек священного сала! А пуще всех гоните сеятеля распрей и войны, проклятого Гиир-Киин, из деревни СлааВи.
И собрались отважные юноши всех деревень Великой Укрии на священный Майдан, и прокатился над землями укрскими грозный боевой клич «демоняку на гиляку!». И вышел к ним верховный шаман Туур-Чи и возгласил: «Героям сала!». И принесли ему сала, и вкусили того сала укрские юноши, и заели священным укропом, и запили огненной водой. И засиял тогда священный Майдан тысячами светлых нимбов, вспыхнул тысячами огненных копий, зашелестел белыми крыльями. Обратились отважные укрские юноши в небесных воинов А-Тоо и полетели в голубом укрском небе над золотыми укрскими полями на грозную битву со слугами трижды проклятого Пуу-Тин.
Десять дней и десять ночей бились они во всех деревнях земли ДоонБаа со злобными ко-ло-раа. И сказал тогда бог правды, многомудрый Тым-Чуу:
- Возрадуйся, племя Укров! Повержены силы тьмы во всех землях Великой Укрии от Восхода и до Обеда.
И еще так сказал:
- Потерь нет!
Коварный же бог обмана Кис-Эль-Оо сказал:
- Пришли безумные жрецы секты Вечного Ожидания Бан-Дер-Аа во многие деревни Великой Укрии, и там били братьев своих укров, и повергали их в великий страх и ужас. И только в деревню СлааВи, видевшую явление великого Гиир-Киина, не смогли войти извечные враги Темного Мира, сиятельные бан-дер-лоо.
А сам бог раздоров Гиир-Киин так сказал:
- У нас все плохо! Не идут к нам на помощь Зеленые Демоны бога войны Ко-Жуу-Гет, не несут с собой огненных мечей и небесных стрел, не катят железных колесниц. Скоро одолеют нас пресветлые А-Тоо.
И возрыдал громко.
И послали тогда вожди светлокрылых А-Тоо на деревню СлааВи лучших своих воинов на железных колесницах. Но коснулся их зловредный Гиир-Киин и всех обратил в проклятых ко-ло-раа, а колесницы отобрал.
И сказал тогда бог обмана, презренный Кис-Эль-Оо:
- Воины Великой Укрии переходят на сторону сепаратистов.
А бог правды Тым-Чуу сказал:
- Потерь нет!
И на другой день послали вожди А-Тоо элитный отряд воинов Аль-Фаа, дабы изловить Гиир-Киина. Но налетели на светлокрылых десять тысяч демонов и пленили их.
И сказал тогда прелживый Кис-Эль-Оо, да отнимется его язык:
- Так дурно обучены воины Великой Укрии, что любому шахчерту подсилу их одолеть.
А бог правды Тым-Чуу сказал:
- Потерь нет!
И на третий день послали вожди А-Тоо к деревне Слаа-Ви дальнобойные камнеметы, дабы устрашить поганых демонов. И устрашился Гиир-Киин, и приказал нечестивым тоже выкатить камнеметы и бить ими по хижинам мирных селян. И удивились светлокрылые А-Тоо, глядя на это безобразие, и своих катапульт расчехлять не стали.
А бог обмана прелживый Кис-Эль-Оо, да замолкнут навек его говорящие ящики, так сказал:
- Пресветлые А-То крушат камнеметами хижины мирных селян, а так жекузни, копи шахчертов, колодцы и прочие объекты инфраструктуры.
А бог правды Тым-Чуу сказал:
- То коварные демоны крушат жилища мирных укров, дабы очернить светлых воинов А-Тоо... Потерь нет.
А сам злокозненный Гиир-Киин, да не приласкает его вовек ни одна прекрасная дева, так сказал:
- У нас совсем нет дальнобойных катапульт. У нас вообще ничего нет. Все плохо! Да снизойдет на деревню СлааВи милость наитемнейшего Пуу-Тин, да ниспошлет он нам десять тысяч кошек с огненными мечами, иначе одолеют меня отважные А-Тоо.
И возрыдал еще громче.
И отверзла тогда уста вестница богов, прекрасная Псаа-Ки:
- Слушайте, боги и люди, и не говорите потом, что вы не слышали! Было мне откровение в небесном святилище Оо-Фис, что призвал трижды проклятый во всех трех мирах Гиир-Киин в деревню СлааВи четырежды проклятого там же бога Раа-Гоз со стальными колесницами, с дальнобойными камнеметами, с огненными мечами и небесными стрелами. А еще призвал он 100500 демонов ноох-чи и алтайскую бронетанковую конницу. Да не войти ему отныне в золотые ворота небесного царства Эв-Роо!

И закрылись навек для злого бога и его демонов ворота благословенного царства, и возрыдали они столь горестно, что и в небесном царстве Эв-Роо слышно было.
А великий бог правды Тым-Чуу так сказал:
- Потерь нет!
И еще сорок дней и сорок ночей храбро бились светлокрылые А-Тоо у деревни СлааВи с погаными демонами, и сразили их превеликое множество. И трижды по семь раз брали они деревню СлааВи, и трижды три раза пленяли злокозненного Гиир-Киина, и два раза даже его убили. И сорок раз взывал презренный Гиир-Киин о помощи к темнейшему Пуу-Тин, и сорок раз изрекал бог правды Тмым-Чуу: потерь нет!
И на сорок первый день разверзлась тьма и взошло над Великой Укрией солнце, яркое, как прическа вестницы богов, прекрасной Псаа-Ки! Позорно бежал поганый Гиир-Киин из деревни СлааВи, вместе с дестью тысячами своих ко-ло-раа. И расступались небесные воины А-Тоо, уступая ему дорогу, ибо не в природе великоукрского рыцарства добивать поверженного врага. И был великий праздник во всех деревнях Великой Укрии! И ликовали шаманы на священном Майдане, и разносился над землями от Восхода и до Обеда победный клич «Здобулы!». И сказал верховный вождь Поро-Сёё: це Перемога! И нагадил особо отличившихся А-Тоо торжественным рукопожатием. А огненные мечи и небесные стрелы, во множестве брошенные бежавшим Гиир-Киин в деревне СлааВи, привезли потом в главную деревню КууЕ на потеху правоверным украм. И кричали в бессильной злобе жрецы прелживого Кис-Эль-Оо, что все это выковано в кузнях народа соо-вок двести лет назад, но никто им не варил. Потому что великий бог правды Тым-Чуу: дивитесь, вольные укры, это все дары злокозненного громомечущего Раа-Гоз презренным ко-ло-раа, но и они не помогли им лишить народ Великой Укрии заслуженной Перемоги. И еще сказал: потерь нет!

0

28

Песнь о похищении у племени Великих Укров самого ценного@

Нижеприведенный текст является редчайшим образчиком укрского стихосложения, который моим коллегам-этнографам чудом удалось сохранить и донести до просвещенной публики благодаря видеокамере, тайно установленной на Священном Майдане в одной из укрских деревень. Ибо при всем богатстве и многообразии укрского фольклора подобные тексты встречаются в нем крайне редко и исполняются, судя по всему, в условиях строгой секретности в местах, куда не допускаются инородцы.
Пруф: http://www.youtube.com/watch?v=FtoTfSOTSBU

То не ветер бушует над Укрией,
То не гром гремит над Незалежною,
А то вышла на Майдан красна укрица,
На священный Майдан да с покрышкою.
А рыдала в голос, сердешная,
По щекам горьки слезы катилися,
А и слово, горемычная, молвила,
Что аж вОроны с неба попадали:

«Ой вы гой и гей, укры свидомые,
Соплеменники достославные!
А внемлите вы горю девичью,
А послушайте слово верное,
А услышавши – испужайтися!
Ай намедни в ночь туча темная
Пронеслася со Схида да к Захиду,
Рассыпаючи злые молнии,
Да дразня честнЫх укров запахом газа из Волшебной Трубы.
А средь тучи той на стальном коне
Мчался сам Пуу-Тин яркой молнией,
И сверкали глаза его яростно,
И гремел его голос раскатами,
Что аж мухи падали замертво,
Да в курятниках куры кудахтали.
А священный Жезл Плодородия,
Что в молитвах своих поминаем мы,
Заслонял собой месяц со звездами,
Да грозился лечь на всю Укрию.
И спустилась та туча нА землю
Да накрыла собой три села окрест,
А потом поднялася наново
Да и скрылась на Схид трижды проклятый.
И заплакали жинки укрские,
Возрыдали от горя дывчины,
Замычали тоскливо коровушки,
Свиноматки слезно захрюкали,
Да и суки завыли надрывисто,
Обратяся мордами к месяцу.
Ибо горе пришло в селы укрские!
Учинил Пуу-Тин зраду великую,
Отобравши самое ценное.

А похитил он из села весь Секс!

А и так небогато було его,
А теперь и вовсе не сталося!
Позабыли воины укрские,
Полюбовниц, жен да невестушек,
Да и блудниц знатных отринули,
Даже тех, которы бесплатные!
Собралися воины укрские
Ровным строем в колонну по трое,
Распустили крылия белые,
Поднялися в небо лазорево,
Да потянулись на Схид грозной стаею,
На лету поля удобряючи.
А и бьют они злобных демонов,
День и ночь ведут битву грозную,
И о бабах даже не думают.
А как выдастся время отдыха,
Так и тут им жены не вспомнятся:
Только слушают воины укрские
Речь Ляшка – воеводы славного,
Да и друг на друга поглядывают.

Девы ж укрские все ревмя ревут,
Жинки укрские извелись совсем.
Не слыхать уж стонов над селами,
Не помяты в амбарах стога лежат,
Да не тронуты в хатах простыни.
Потому как нет Сексу более
Да во всей земле славной Укрии.

Демоницы же колорадские,
Днем и ночью ходят довольные,
Улыбаясь, как кошки сытые,
Поперек себя шире фигурою.
Да родят демонят аж тройнями,
Исполняя завет Темнейшего
В рамках Концепции демографического развития Темного Мира на период до 2015 года.
Потому как Пуу-Тин злокозненный,
Отдал демонам Секс украденный,
Чтоб плодились на свете Темные.
Коло-раа да шахчертам всяческим,
Ваат-ни да зеленым демонам,
Гиир-КИину, богу зрадному,
Мото-ро, укрских дев похитителю,
А всех пуще – брату евонаму,
Что над ки-боор издевается,
В нарушенье Женевской конвенции,
Потому как по жизни бешеный.
Демоницы же нечестивые
Собрались колонною по трое,
Да под дверь ему встали в очередь,
Что уж много дней не кончается.
Но и этого мало паскуднику–
На вождей А-Тоо покушается!
Предложенья им шлет непристойные,
Говорить о которых стесняюся».

Речь закончивши, дева укрская
Возрыдала слезами горючими,
Не борясь уж с тоской неизбывною,
Что давно истомила сердеченько,
Да с обидой своею жгучею
От глобальной несправедливости.
И стоял Майдан, свесив головы,
Утирали слезу жинки укрские,
Да старушки вздыхали горестно,
Буйну молодость вспоминаючи.

Ибо зрада вышла великая –
Отобрали самое ценное!

Тут стоит отметить, что в жизни укров секс действительно представляет немалую ценность, принося племени значительную часть доходов. В эпосах разных народов, чьи земли граничат с Великой Укрией, сохранилось множество преданий о прекрасных укрских гетерах, приезжающих менять секс, которого на их родине всегда было много, на зеленые листья дерева лаа-ве. В этом свете страдания укрского народа от утраты секса, отраженные в приведенной песни, становятся совершенно понятны.

Отредактировано Alekc1214 (2018-07-03 23:59:01)

0

29

Есть мнение
По результатам последних исследований Священным божеством укров является не Яяр-Оош, а ЭеС Захидный. Именно ЭеСу Захидному стали приклонятся сначала жрецы укров, а затем и все свидомые члены племени. Произошло это под воздействием употребления шоколадного Порошка, впервые вкушенного еще в бытность Май- Дауна. Кстати, влияние данного Порошка на умы еще не изучено, но очевидным фактом остается стадное поведение упоротых укров, в экстазе скачущих и орущих проклятия в адрес Пуу-Тин и Восхода. Как утверждают современные ученые, подобные проявления ранее замечались и у более цивилизованных племен, ореал обитания которых расположен в верховье Амазонки, однако в силу эволюции данные племена отказались от вышеуказанной модели поведения, считая ее пережитком и анахронизмом. Еще одно божество укров, которое уже неотъемлемо связано с этим племенем, Великая ХА-Ля Ва. Преклонение перед которой является у укров наиболее важным, тат как считается самой древней из всех богов и по некоторым данным состоящая в кровном родстве с протоукрами.

0

30

Как гласит древняя легенда, закончив сотворение мира, великий Лее-Нин так устал, что лёг и уснул тяжёлым сном. Дабы никто не потревожил сон Всеотца, могущественный Стаа-Лин заключил демиурга в волшебную гробницу, называемую Ма-Азо-Алей, построенную под стенами неприступной крепости Каре-Ма-Алин. Стаа-Лин и его братья - Большие Красные Дьяволы - надеялись, что Всеотец скоро проснётся, но сон творца миров не прекращался. Пошли слухи, что Лее-Нин мёртв, и хотя Красные Дьяволы неизменно твердили, что Лее-Нин жив, даже сами себе верили всё меньше. И невыносимо горько было Стаа-Лину видеть это. Как бог порядка, он не мог и помыслить, что мир может существовать без творца. И сказал Стаа-Лин: Лее-Нин будет жить! Со всех покорённых земель собрал Стаа-Лин смертных в ужасной тюрьме вне времени и пространства, называемой Гу-а-Лаг, и отобрал целый миллиард лучших из них, выбрав самые чистые и непорочные души. И перенёс он их в крепость Каре-Ма-Алин, где лично принёс в жертву каждого из них, заполнив их кровью стены крепости как чашу, отчего камни её стали алыми. И собрал бог освобождённые от плоти души, и поместил их в тело Всеотца, дабы тот снова исполнился сил. Но ничего не произошло. И горько засмеялся тогда Стаа-Лин, ведь понял бог справедливости, что совершил страшное преступление совершенно напрасно. Верный своему долгу, он вонзил пальцы в свою грудь и вырвал своё сердце и бросил его далеко на Север, после чего бросился в озеро невинно пролитой крови, и с тех пор его больше никто никогда не видел.
Говорят также, что упавшее на Севере сердце Стаа-Лина вспыхнуло невиданным столпом пламени, из которого вышел бог-волшебник Кур-Чат. Так что чудовищное пламя Тер-Мой-Ад, которое Кур-Чат позже сотворил для Красных Дьяволов, было лишь искрой от великой души бога справедливости. Но это уже другая история.

0


Вы здесь » PolitForum » История России XIX век » Сказки